Рот Оф:)
Если у тебя есть мечта - оберегай её. люди, которые чего-то не могут будут уверять, что и у тебя не выйдет. поставил цель - добейся. и точка.
Надежда.

Июль 2012 года. Родители отпустили меня съездить с сестрой на юг- в Евпаторию, это было мое самое долгожданное путешествие. В Москве было уже достаточно холодно, ветер пробирал до костей, но стоило нам зайти в поезд, по всему телу разлилось тепло и буквально через 20 минут после отправления стало очень душно.
Плацкартный вагон гудел голосами различных людей, множество разговоров на светские темы звучали со всех стороны: кто-то знакомился с соседями, кто-то обсуждал со своими родными дальнейший отдых.
Мы ехали одни, только изредка на боковушках появлялись двое парней.
Однако в Курске к нам подсела пожилая женщина. Лицо ее было красиво, но изъедено глубокими морщинами, из под легкого платка выбивались серебристо-седые волосы. Она несла тяжелые сумки с вещами и провизией, поздоровавшись с нами, и разместившись, она села на место, чтобы передохнуть, но тут в проходе появился пожилой мужчина. На мой взгляд, он был немного старше ее. У него не было левой руки, поэтому рукав легкой куртки болтался пустой. На лице был шрам,начинавшийся у виска и прерывающийся на середине щеки, но он ничуть не портил его лицо. Небесно-голубые глаза сразу врезались в мою память. Его белокурая голова была лишь чуть тронута сединой. Он сел рядом с этой женщиной, приобняв ее одной рукой за плечо и прошептав:"Я уже соскучился по тебе". Она улыбнулась и решила представиться нам с сестрой:
-Меня зовут Василиса Федоровна, а это мой муж Иван Анатольевич.-проговорила она красивым, мелодичным голосом, котором нужно петь на сцене, но никак не знакомиться в поездах.
Мы представились с М. в ответ. Время было уже поздно и наши "соседи" собрались спать, мы тоже расстелили постели и уснули, никак не ожидая того, что случиться с утра.
Я проснулась рано, сестра еще тихо сопела на своей нижней полке, а Василиса Федоровна уже успела сделать чай и нарезать бутерброды, нижняя полка ее супруга была пуста. Умывшись и налив себе кофе, я решила познакомится с соседкой поближе. Она расспросила сколько мне лет, чем я занимаюсь, узнав, что я хочу выучиться на журналиста, она очень удивилась, сказав что-то вроде того, что я слишком милая для такой профессии.
Пришел дядя Ваня (он хотел, чтобы мы называли его так) с четырьмя большими рогаликами из вагон-ресторана.
-Вы такая красивая пара.-почему-то дернуло сказать меня.-Я бы хотела такой любви, как у вас.
Они улыбнулись мне, но что-то было особенное в этих улыбках, пропитанными с годами неимоверными трудностями. Есть же выражение "печальная улыбка", вот и я перед собой видела сейчас именно такое...
Дядя Ваня посмотрел на свою супругу, снова обнял ее и сказал:
-Расскажи ей.
А Василиса Федоровна словно только и ждала этих двух слов и начала свою историю:
-Милая, зря ты так говоришь, сейчас я тебе расскажу и ты все сама пойдешь, только не подумай ничего, я без этого человека на самом деле просто не могу.-я уселась поудобнее рядом с ними и была готова слушать.- Мне было 17 лет, когда мы встретились. Наше знакомство возможно было просто шуткой судьбы, ведь это было настолько нелепо. Вечером я несла полные ведра воды на коромысле для скота, увлеченно смотря себе под ноги, дабы не споткнуться, но внезапно меня окатило ледяной водой из моих же ведер. Я разъяренная поднимаю глаза и вижу его, тоже всего мокрого, и с таким жалким, виноватым лицом. И эти голубые-голубые глаза. Моя ярость мгновенно прошла, я влюбилась в него прям сразу. Вот знаешь бывает встречаются два человека, вроде бы зря их свели пути, но эта встреча делает их безумцами, счастливыми страдальцами. Этим вечером я так и не принесла воды и домой вернулась с рассветом. Мы прогуляли всю ночь, разожгли костер и грелись возле него, беспрерывно болтая. Эта былая такая душевная близость, которой могли бы только позавидовать писатели, рассказывая великое множество своих историй.
На протяжении трех месяцев я каждую ночь сбегала из дома к нему, а после он пришел свататься к моим родителям. Я была дико удивлена его смелости.
Моя мама была счастлива,что такой красивый и статный молодой человек собрался брать меня замуж и,не раздумывая,отдала меня за него, благославив наш брак.
Свадьба была королевской, у меня было огромное белое платье, а Ваня был одет в шикарный костюм. Вся деревня поздравляла нас и дарила подарки.
Поселились мы в доме, который мой любимый муж и его отец строили своими руками для нашей с ним маленькой семьи. Мы счастливо прожили там около 4 месяцев, душа в душу, не ругаясь, уважая друг друга, во всем к друг другу прислушиваясь и всегда поддерживая любые начинания.
Но вот только одним красивым зимним утром нас разбудил стук в дверь.
Ваня пошел открывать и не вернулся обратно в комнату.
Прошло около получаса, когда я вышла в коридор и увидела письмо возле двери. Его забрали в армию. Признаться честно, у нас с мужем был уже разговор о том, что такое может случится, но я даже думать не хотела о том, что это произойдет так скоро.
"Моя любимая, меня забирают в армию, прости, что не попрощался, слишком тяжело для меня видеть твои слезы. Не плачь, меня уже забрали и вспять время не повернешь, просто жди и верь, что я скоро вернусь. Люблю тебя, твой Иван"
Я наизусть помню это письмо.-из глаз у нее покатились слезы, а я открыв рот слушала эту душераздирающую историю.-Весь день я чувствовала себя словно в вакууме. Ночью почти не спалось, было плохо. Утром, когда сходила к врачу, узнала, что я беременна. А его не было рядом, я не могла поделиться с ним этой радостью.
Через месяц пришло письмо от него,в котором было сказано, что должен вернуться через 2 года, что пока все хорошо и спокойно, и что он по мне безумно скучает. Я ответила ему и рассказала, что у нас будет ребенок, но не стала говорить,как мне плохо без него, чтобы не расстраивать.
Мой живот рос, а от Вани из армии приходили только письма, но сам он все еще был вдалеке ...
И вот на 8 месяце беременности,он написал,что его забирают в Афганистан и что там ему предстоит воевать,когда он вернется уже не известно. Мне стало плохо, и я поняла, что у меня начались схватки.
Я родила девочку, которую назвала Надежда, она была моим светлым лучиком, моим мерцающим огонёчком во всем мраке происходящего, она была моей отдушиной. Все было отлично, денег пока хватало.
А вот письма приходили все реже и реже, и внутри меня становилось все неспокойнее.
Когда Наденьке было полгодика, мне пришло письмо из части, где он служил, от командира его роты. Это были самые страшные строчки в моей жизни:Ваню взяли в плен.
Как только я прочитала это, сердце словно остановилось. Я жила в неведении, жила только благодаря Надежде. Проходило время: недели, месяцы - а от Вани ни весточки.
Я не могла оставаться в родной деревне, все напоминало о его существовании, о его присутствии, я не могла думать ни о чем другом,нежели о своем муже, который находится в неизвестном месте. Тревога все не уходила. Когда дочке было 9 месяцев я собрала наши вещи, взяла все свои сбережения и мы сели на автобус до Курска.
Уже там мы начали снимать комнату в общежитии, я отдала Надю в ясли, а сама пошла на работу, потому что денег катастрофически не хватало. Времени тоже, я постоянно была в движении, вечно какая-то спешка, не было и секунды, когда бы я могла присесть. Благодаря этому,мысли о Ване не так часто роились в моей голове и прожигали душу болью,но вот только тревога не покидала меня.
Я работала не покладая рук, денег платили очень мало, но на оплату съемной комнаты и скудное питание хватало.
Осень в том году была очень холодной и дождливой, Наденька часто болела. Лекарства стоили дорого,поэтому приходилось лечить ее народными средствами,как мама учила.
Моей доченьки был год,когда я опустила руки. От родителей пришло письмо,в котором было сказано, что Ваня погиб в плену. Прочитав это, внутри все оборвалось,словно из меня вытащили важную часть моей жизни. На сердце была такая разъедающая пустота. Я не верила. Не хотела верить. Пару месяцев я пыталась как-то бороться, искала различные сведения, доказательства или все-таки опровержения. Но, ничего. Пустота, как и в душе.
Последующий год прошел для меня как в тумане. Я выполняла работу на автомате. Жила только ради той частички,которая осталась у меня от него:ради нашего ребенка.
Я постоянно плакала. Мне было тяжело,да, но больше всего на свете я жалела о том, что он не видел и никогда не сможет увидеть свою прекрасную,как он сам дочь. О том, что он никогда не сможет взять ее за крохотную ручку, обнять, поцеловать. Никогда не сможет заглянуть в эти глубокие словно океан голубые глаза.
Нужно было как-то справляться с этим, как-то вставать на ноги самим, ведь долго мы на те гроши, что я получаю, не протянем.
Я нравилась многим мужчинам, богатым мужчинам, но я не могла променять его ни на кого другого. Ваня был моим всем и я знала, что я лучше проведу всю жизнь без мужского тепла, чем предам его и нашу любовь.
Проходили годы. Надюше было уже 3. Я нашла себе достаточно хорошо оплачиваемую работу и подрабатывала ночной нянечкой в детском саду, где была дочка. Я старалась не думать об утрате, полностью погружалась в дела- это единственное, что хоть как-то могло спасти меня.
Одним теплым июльским вечером, мы с Надюшей сидели на балконе, я ей читала сказку, а она все удивлялась, как же бывает такая любовь.
"Мамочка,-спросила она.-А ты кого-нибудь так любила, как в сказке?"
"Да, моя милая, твоего папу". Из моих глаз непроизвольно покатились слезы, малышка обняла меня и я почувствовала то тепло, которое когда-то исходило от Вани, в моменты объятий.
"А где он, наш папочка?"- спросила она, утирая своей детской ладошкой мои слезы. Я не успела ответить ей-раздался звонок в дверь. Дочка побежала открывать, я медленно направилась за ней.
Я не могла поверить своим глазам. В дверном проходе стоял он. Такой родной, такой же красивый, все так же любимый. Мои ноги подкашивались, но я собралась с силами и подошла к нему.
"Вот он- наш папа, Наденька". После этих слов я упала в его объятия и зарыдала. Он нежно прижимал меня к себе и я чувствовала, как с его глаз слезы капают мне на плечо.
Надюша обняла нас и мы стояли так очень долго, просто наслаждаясь тем, что мы есть друг у друга, что мы теперь вместе, тем, что Ваня жив.
Доченька засыпала на ходу. Ваня взял своей одной рукой ее и отнес в кроватку.
После мы проговорили всю ночь, он рассказал мне про все ужасы войны, про плен, про то, как потерял руку, про то, как пуля прошла рядом с виском, как почти не погиб,про то, как вернулся в деревню, а меня там нет, о том, с какими трудностями столкнулся уже здесь, ища нас. Но это совсем другая история. Главное, что мы вместе, мы рядом и наша любовь становится сильнее с каждым днем.-Василиса Федоровна закончила свой рассказ со слезами, нежно обняла мужа и заглянула в его небесно-голубые глаза.-Я люблю тебя, Ваня. Я не зря надеялась и ждала.
Иван Анатольевич прижал жену к своей груди и тихо вздохнул.

Такой была наша поездка в поезде. Не каждый день можно услышать подобную историю. Впервые в жизни я видела настолько искреннюю любовь, настолько сильную.
Порой, мне кажется, что самые личные вещи можно рассказать тому человеку, которого видишь в первый и последний раз. Ведь так, ты точно получишь объективную оценку всей ситуации. А в поездах такая атмосфера, что так и хочется выговорится и рассказать про все бури,которые творятся у тебя на душе